пятница, 26 июля 2013 г.

Жажда денег убивает море..

 Жажда денег убивает море..


С ужасом жители полумиллионного приморского города Мариуполя читают сводки об увеличении объемов производства местными металлургическими гигантами.

Официальная статистика говорит об улучшении экологической ситуации в приморском городе, однако горожане уверены в обратном — дышать стало явно тяжелей.

Непродуманное расположение заводов и застройка города в Советские времена привела к тому, что на центральные части города попадает в основном смог, который выбрасывает комбинат “Азовсталь”. Почти через день, в зависимости от смены розы ветров над центром стоит плотная голубоватая дымка с характерным запахом. Даже прибрежные пляжи и те, несмотря на постоянный морской бриз, нередко окутаны смогом.

Мариупольские гиганты продолжают наращивать объемы производства, на городском уровне делается вид, что ничего не происходит. Мол, что ж поделаешь, город промышленный и живет за счет меткомбинатов. Но, во-первых, Мариуполь, в отличие от многих других промышленных городов, например, того же Донецка, сформировался как город задолго до появления в нем металлургических заводов и им своим рождением не обязан. Во-вторых, наличие металлургии в городе совсем не означает, что город должен задыхаться в копоти и угарных газов.

Пару лет назад автору этих строк довелось брать интервью у директора меткомбината “Истил-Украина”, пакистанца Фарука Сиддики. На вопрос можно ли сделать металлургическое производство экологически чистым директор ответил, что при современном уровне развитии технологий можно сделать металлургию полностью экологически безопасной, однако все упирается в вопрос финансов. То есть, для хозяев заводов снижение выбросов производства выльется в огромные расходы, а расставаться с деньгами по собственной воле им, конечно, не хочется.

Центр города и море травит в основном “Азовсталь”, окрестности и реки, впадающие в море — комбинат им. Ильича. Интересно, что за забор морской воды на технологические нужды, по крайне мере в государственную казну, “Азовсталь” не платит ни копейки. Как считают мариупольские экологи, уже через несколько лет Украина может забыть об Азовском море, как о здравнице.

Прозрачную воду и лечебные грязи найти на Азовском море уже сейчас крайне сложно. Курорты увязают в иле. Его массовое появление в последние годы вызвано уничтожением токсичными отходами производства микроорганизмов и рыб, очищавших морскую воду. Так, в некогда курортном поселке Ялта слой ила на отдельных участках морского дна достигает полутора метров. В связи с этим пансионаты вымирают, местные жители теряют отдыхающих и покидают родные места.

Комбинат “Азовсталь” осуществляет забор морской воды на двух водозаборах и имеет пять сбросов в акваторию Азовского моря. Через четыре из них сбрасываются теплообменные воды. Через сброс № 9 непосредственно в море вытекают производственные сточные воды, которые проходят очистку от зависших веществ и нефтепродуктов в шлаконакопителе, расположенном в акватории Азовского моря. В него комбинат сбрасывает шлаки газоочисток аглодоменного производства, сбросы прокатных цехов, шлаки химводоочисток. По данным анализов инспекции Азовского моря состояние этого сброса крайне неудовлетворительно. Предельно допустимые концентрации вредных веществ в нем превышают нормативы в несколько раз. Инспекцией ежеквартально по результатам анализов выставляются претензии ОАО “МК “Азовсталь”, но толку от этого пока не много.
Море нуждается в немедленном спасении. Из Азова уже исчезли осетровые, камбала, селява, тарань. Под угрозой — бычок, пеленгас… а на берегу под угрозой вымирания местные жители.
По информации главного врача мариупольской больницы №2 Владимира Махсма, город остается в числе лидеров по числу заболеваний на душу населения. На 10 тысяч человек приходится 7890 больных, 42% из них — с болезнями органов дыхания. Из-за разрушенной иммунной системы растет количество заболеваний туберкулезом легких. В городе также самый высокий в Донецкой области показатель по числу имеющих злокачественные опухоли.

Есть ли прок от металлургических заводов? Для хозяев “Метинвеста” определенно есть, ведь, как известно, мариупольский металлургический гигант дает в кормушку компании львиную долю поступлений. Есть толк от “Азовстали” для дончан, ведь отчасти на эти деньги осуществляется строительство в Донецке давней мечты Рината Леонидовича, самого “навороченного” в СНГ футбольного стадиона. Нужны деньги и на детище Ахметова футбольную команду “Шахтер”. В прошлом году бюджет футбольной команды “Шахтер” составил около 80 млн. долларов. В этом, как обещают в ФК, бюджет планируется увеличить вдвое… В игры играем, а пол миллиона человек пусть себе погибают от зловоний металлургического гиганта. Строительство стадиона близится к завершению, но у мариупольцев почти нет надежды на то, что после этого доходы комбината “Азовсталь” наконец пойдут на решение экологических проблем.

Не так давно пресс-служба “Азовстали” провела массированную компанию в мариупольских СМИ, рассказывая об установке ультра современных ION-BLAST-фильтров немецкого производства. Они, как отмечалось в сообщении, должны задерживать самые мелкие частицы пыли. Таких фильтров, якобы, нет не только на комбинате им. Ильича, но и ни на одном меткомбинате СНГ. Все это выдается за огромную заботу руководства “Метинвеста” о жителях Мариуполя, для которых компания, якобы не жалеет миллионы долларов. Однако объясняется все гораздо проще.
Чудо-фильтры устанавливаются только на новые конверторные печи “Азовстали”, которые дают незначительную долю от всей металлургической продукции комбината. Делается это с целью пробиться на рынки Западной Европы, для чего необходимо получить все соответствующие Европейским нормам сертификаты. Конверторное производство стали и так дает меньше вредных выбросов в атмосферу, чем такой анахронизм как мартеновские печи или более современные, но все равно изрядно коптящие домны. Если “Метинвест” так заботится о здоровье мариупольцев, то фильтры предприятие должно было ставить именно на эти печи. Но для того, чтобы установить современные фильтры на тот же мартен, во-первых, надо приобрести сам фильтр, а во-вторых, приостановить работу печи на время монтажа фильтров. А это ж, какие потери! “Азовсталь” делает по-другому, она не закупает и не устанавливает фильтры, она наращивает производство как в доменном, так и в мартеновском производстве. Руководство “Азовстали” и лично Дмитрий Лившиц получают очередную похвалу от донецких хозяев, а на полумиллионный город сыпется очередная порция вредных веществ.

Следует отметить, что с каждым годом отчисления “Азовстали” в бюджет Мариуполя от подоходного налога не увеличиваются, а наоборот снижаются. В частности в нынешнем году поступления от подоходного налога в бюджет Мариуполя, по информации отдела экономики города, снизились на 0,5%, в то время как на комбинате им. Ильича они выросли на 17%. Происходит это из-за массовых сокращений работников “Азовстали” и проведения политики, так называемой, оптимизации производства. Уже сейчас в “Азовстали” работают чуть более 20 тыс. человек. Для сравнения на комбинате им. Ильича, без агроцехов и других непрофильных производств работают сейчас более 50 тыс. человек. Если сокращения на “Азовстали” продолжатся, то поступления в городской бюджет Мариуполя однозначно не вырастут и в этом году. При этом следует помнить, что с каждым годом комбинат все более избавляется от социальной сферы, передавая ее на баланс города или полностью, если это возможно, ликвидируя. Так, в прошлом году была распущена азовстальская волейбольная команда профессионалов. Возможно, чтобы как-то реабилитировать себя в глазах местной общественности и собственно работников предприятия, “Азовсталь” бросил часть сэкономленных средств на детский и юношеский волейбол. Однако долго ли продлится сия благая политика, исходя из последних шагов руководства предприятия, сказать тяжело. Закрыт Дом культуры “Азовсталь”, творческие коллективы планируется переселить в муниципальные помещения, часть из них, безусловно, канет в Лету.

Что касается второго мариупольского отравителя окружающей среды комбината им. Ильича, то и здесь картина далеко не радужна. Несмотря на некоторое улучшение ситуации в последние годы в связи с установкой французских очистителей “Спейк”, в целом ситуация на этом меткомбинате выглядит не намного лучше. Меньшее число нарицаний на комбинат в Мариуполе вызвано скорей тем, что его выбросы, благодаря удаленности от центра, травят окраины и пригород, население которых традиционно инертней и привыкло воспринимать жизнь стоически во всех ее негативных проявлениях. Приверженность руководства комбината принципам улучшения экологической среды Мариуполя можно поставить под большое сомнение. Вместо того чтобы пускать средства на установку очистных сооружений, выводить из производства экологически небезопасные, устаревшие мартеновские печи, комбинат наращивает производство.

Кстати, любопытны последние заявления руководства предприятия о том, что комбинат им. Ильича терпит огромные убытки и находится в очень плохом экономическом положении. Директор комбината Владимир Бойко рассказывает на встречах с журналистами и коллективами предприятия о том, что именно в связи с этими проблемами, предприятие вынуждено уволить часть сотрудников, ограничить рост заработной платы. И вот в начале 2008 года появляется информация: в 2007 году ММК им. Ильича закончил с чистой прибылью 1,417 млрд. гривен, увеличив чистый доход по сравнению с 2006 на 24,32%, или на 3 500,867 млн. гривен до 17 893,822 млн. гривен. Более того, комбинат собирается инвестировать в развитие и наращивание производства в 2008 году 1,64 млрд. грн. Как говорится в сообщениях информагентств, инвестиции планируется направить на увеличение мощностей сталеплавильного и прокатного производства. Также в 2008 году планируется строительство установки пылеугольного выдувания на доменных печах №1-5, которая, как известно, менее экологически безопасна, чем газовая. Одним словом, вместо увеличения отчислений на вопросы экологии, комбинат планирует вложить заработанные средства в рост производственных мощностей и увеличение доходности.

После реорганизации Приазовской экологической инспекции в декабре 2006 года мариупольские металлургические гиганты остались практически без надзора. Сегодня штат Отдела оперативного межрайонного экологического контроля по Приазовскому региону, так теперь называется инспекция, насчитывает всего семь человек. До реорганизации ее состав был втрое больше.

В Донецкой области лабораторные исследования состояния атмосферного воздуха сейчас проводятся в Донецке, Краматорске, Горловке. Мариуполь с рекордным уровнем выбросов на душу населения не имеет собственной лаборатории. Парадокс. Можно лишь гадать, чем, или скорей о чем думало руководство Министерства экологии Украины во главе с известным на донетчине регионалом Василием Джарты, когда в декабре 2006 года волевым решением фактически уничтожило единственную в городе структуру, способную определить реальную картину загрязнения воздуха в Мариуполе. Удивительно, как не добрались “заботливые” руки оптимизаторов до Инспекции Азовского моря. Ведь специалисты инспекции имеют серьезную лабораторную базу и специалистов для отслеживания химических процессов в морской среде, в том числе их загрязнения. В инспекции Азовского моря способны произвести самые сложные исследования морской воды, таких лабораторий как в Мариуполе на всю Украину всего три. Но, увы, эта лаборатория не способна отследить загрязнение атмосферного воздуха. В ней нет, и никогда не было оборудования и специалистов, подготовленных для проведения таких исследований. Само название — Инспекция Азовского моря — говорит само за себя. Тем удивительней недавнее решение министерства экологии передать на контроль ГЭИАМ анализ ситуации с загрязнением атмосферного воздуха комбинатом “Азовсталь”. В министерстве объясняют это решение тем, что комбинат расположен в двухкилометровой прибрежной зоне. Но с учетом отсутствия базы для такого рода анализа, логика мышления работников министерства обычному объяснению не поддается. Возможно, на то были другие веские причины, о которых остается только гадать...

Продувку доменных печей, характеризующуюся облаком серо-бурого цвета над заводом можно, впрочем, обнаружить и без всякого оборудования, визуально. Но, как отмечает руководитель Приазовской экологической инспекции Ирина Измайлова, чтобы предъявить претензии к предприятию, одного визуального наблюдения недостаточно, нужны документы, точные данные и доказательства. Увы, сейчас в Мариуполе такого рода анализ могут сделать только дончане со своей выездной, верней бывшей мариупольской лабораторией. Но не очень верится, что специалисты из Донецка успеют проехать сотню километров до того как рассеется дым. А если и успеют, то на меткомбинаты их все равно не пустят, внеплановые проверки частных компаний, в том числе и мариупольских меткомбинатов, нашим, иногда ни к месту либеральным законодательством запрещены.

С нового года законодатель изменил и порядок проведения проверок. Новый закон стал строже к проверяющим и, следуя ему, провести какие-либо оперативные мероприятия по выявлению загрязнений стало еще трудней. При этом эколог отмечает, что отдельные статьи нового закона в силу несовершенства законодательства прямо противоречат некоторым другим законодательным актам, например, закону “Об обращении граждан” и закону “О прокураторе”, по которым контролирующие органы при определенных условиях имеют право проводить внеплановые проверки предприятий. Но все равно, для осуществления внеплановой проверки необходимо постановление прокурора, а его получить не так просто и быстро. Да и что толку от этого постановления, когда специалистам инспекции просто нечем проводить анализы.

Чтобы было понятно, что такое плановая проверка достаточно сказать, что перед ее проведением предприятию заранее, как минимум в десятидневный срок должна быть выслана заявка, в которой, кроме всего прочего, указывается, какой производственный участок будет проверен. Естественно, что предприятие в этот день может приостановить работу на этом участке, включить все имеющиеся фильтры. Одним словом такого рода проверка имеет сугубо декларативный характер, и делается, как говорится, для галочки. В плане сохранения воздушной среды толку от нее мало и это признают сами экологи.

Как видим определенные структуры в свое время сделали все для того, чтобы процесс контроля за выбросами загрязняющих атмосферу веществ свелся в Мариуполе к минимуму. Эту ситуацию мог бы исправить возврат лаборатории Приазовской экологической инспекции из Донецка в Мариуполь. В городе еще остались специалисты, не потерявшие навыки и, что немаловажно, способные передать свой практический опыт молодым поколениям экологов. Если этого не сделать в ближайшее время, уйдут старые специалисты, а тогда уже любое самое современное лабораторное оборудование будет лишь бесполезной грудой пробирок и колб.

По словам руководства Приазовской экологической инспекции, сейчас она существует во многом благодаря помощи горсовета. Однако, местные власти не имеют права расходовать бюджетные деньги на оснащение государственной контролирующей структуры, а на уровне области этот вопрос хотя и поднимался, но так и не получил положительного ответа. Отказ объясняется, как обычно, недостатком средств, что странно на фоне огромных экологических платежей, которые перечисляет Мариуполь в государственную казну. Впрочем, скорей этот вопрос лежит совсем в другой плоскости, в плоскости экономических интересов крупных хозяйственных структур, которые крайне редко руководствуются такими понятиями как забота о людях и прочей христианской демагогией. Экономическая целесообразность, оптимизация, вот что ставят эти структуры во главу угла в руководстве своими действиями.

Экологи отмечают, что выходом из сложившейся критической ситуации могло бы стать существенное увеличение штрафных санкций и экологических отчислений предприятиями-загрязнителями природной среды. Это стимулировало бы их тратить больше средств на внедрение природоохранных технологий.

Необходимо также ужесточить контроль за выбросами, на законодательном уровне дать экологическим инспекциям право проверять предприятия в любое время дня и ночи без предварительного уведомления. Действенным средством стало бы также установление квот и запрещение роста объемов производства предприятий до тех пор, пока они не решат свои экологические проблемы. Но для воплощения всех этих полезных вещей нужна политическая воля первых лиц государства, а ее у наших государственных управителей, кажется, нет. Впрочем, накануне выборов, экологическая тема смогла бы стать хорошей козырной картой для привлечения сотен тысяч мариупольского электората на свою сторону. По соц. опросам экологические проблемы волнуют мариупольцев даже больше, чем экономические. Может хотя бы это заставит власть имущих обратить внимание на экологические проблемы.

Вадим НОВОСЕЛОВ

Кто отравляет наше море?



Недавний замор азовского бычка, когда полоса прибоя на протяжении десятков километров была сплошь усеяна снулой рыбой, грозит выйти боком отдыхающим, прибывшим к теплому морю. Местные жители, сообразив, какой доход можно получить с неожиданного экологического бедствия, шустро собрали протухающие на солнце рыбьи тушки и пустили в переработку, пишут "Вечерние вести".

Сегодня прибрежные рынки завалены аппетитной на вид вяленой и копченой закуской, однако употреблять в пищу эти, с позволения сказать, «дары моря» смертельно опасно. Санитарные врачи сбились с ног, проводя рейды по торговым рядам и изымая подозрительную продукцию, однако с отъездом ревизоров в белых халатах все возвращается на круги своя.

-Рыбное безмолвие, или Кто делает помойную яму из водоемов

Опасность острого желудочного отравления ныне несут не только знаменитые, безвременно почившие местные бычки. На днях Донецкая областная санитарно-эпидемиологическая станция проконтролировала качество арбузов и дынь на местных рынках, забраковав едва ли не треть данного сезонного товара. Как утверждает заместитель главного государственного санитарного врача области Лариса Гусева, в проверенных бахчевых многократно превышена концентрация нитратов, кроме того, сплошь и рядом они продаются с земли, с вопиющим нарушением норм гигиены. В ходе проверки специалистами облСЭС наложено 14 штрафов, выписано 17 постановлений о запрете на реализацию и 42 предписания директорам рынков и торговых предприятий с требованием прекратить нарушения. Подействует ли?

Пока толпы отдыхающих беспечно плещутся в теплых азовских волнах, специалисты-экологи пробуют предугадать дальнейшую судьбу одного из самых маленьких морей планеты. Результаты не радуют. Сегодня каждая вторая проба воды, взятая здесь на исследование, не соответствует санитарным нормам. А по уверениям авторитетного санитарного медика Л. Гусевой, «в черте города Мариуполя все сто процентов проб фиксируют отклонения по химическим показателям».

Главные губители уникального Азовья известны — это окрестные промышленные предприятия, прежде всего металлургические. По подсчетам региональных «зеленых», только в минувшем 2007 г. производственники забрали из стекающих в море рек более 2 млрд кубометров пресной и относительно чистой воды, сбросив взамен 1,5 млрд «кубиков» индустриальных жидких отходов.

Сомнительное лидерство принадлежит комбинату «Азовсталь», контроль над которым приписывают Ринату Ахметову. Самый богатый украинский капиталист предпочитает отдыхать на элитных зарубежных курортах, и потому, наверное, принадлежащий ему металлургический гигант без зазрения совести травит море, не щадит и обитателей окрестных населенных пунктов. Во время последних проверок экологической инспекции на данном предприятии обнаружены грубые нарушения, в частности металлурги втихаря нарастили производство чугуна и стали, не увеличив параллельно мощность очистных установок, как того требуют правила.

Государственная экологическая инспекция Азовского моря временно опломбировала на «Азовстали» агрегаты, особо загрязняющие окружающую среду, инициировала наложение на виновников штрафов. Привычно, впрочем, мизерных.

Сами проверяющие не питают особых надежд относительно действенности подобных мер. Скажем, прокуратура Донецкой области не первый месяц судится с госуправлением охраны окружающей природной среды, требуя отозвать разрешение на сброс металлургических шламов прямиком в волны морские, выданное некогда «Азовстали». Тяжба несколько раз прошла суды разных инстанций в регионе, однако донецкая Фемида упорно держит сторону загрязнителей природы.

Между тем на побережье хорошо помнят печальную судьбу легендарного крокодила Годзиллы, прошлым летом удравшего из передвижного цирка и весь пляжный сезон благополучно прожившего на морских отмелях. Однако когда под осень тепловодный хищник откочевал ближе к сточному коллектору «Азовстали», то отравился там насмерть.

Шумная публика, заполняющая ныне пляжи Азовского моря, о подобных деталях может и не догадываться. До той самой поры, пока не грянет большая беда. Правда, «после того» предпринимать какие-либо меры предосторожности будет уже попросту поздно.

P.S. На грани исчезновения крупнейшее нерестилище пелингаса в Молочном лимане, куда поступает вода Азовского моря. Со времен независимости Украины за состоянием пролива, соединяющего море с лиманом, следить перестали, и его начало заносить песком. В результате лиман начал быстро мелеть. Кое-где вода отступила от берега на 50 метров. Закрываются детские здравницы, расположенные на берегах лимана.



1 комментарий:

  1. Я вырос на Азовском море. Подтверждаю каждое слово. Алчность и коррупция украинских олигархов и чиновников-казнокрадов убивает Азовское море. Ещё пару лет - и это будет просто грязная лужа.

    ОтветитьУдалить